permgallery (permgallery) wrote,
permgallery
permgallery

Categories:

Пыскорский Монастырь: Прошлое и Настоящее

ПЫСКОРСКИЙ

СПАСО-ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ



Уважаемые посетители блога Пермской Художественной Галереи, мы ценим ваше внимание к себе и решили знакомить вас с нашей коллекцией и историей музея. Первой будет статья искусствоведа Александры Пестовой о первом месте пребывания Спасо-Преображенского Собора, в здании которого сейчас находится галерея, селе Пыскор и Пыскорском монастыре. (на фото Никольская церковь Пыскорского монастыря XVII в. Фотография начала XX в. ГАПО)

В  1558 году Иван Грозный специальной грамотой пожаловал Анике Федоровичу Строганову огромные земли в Пермском крае — с лесами, реками, угодьями. Ограждая себя от инородцев устройством военных городков — Канкора (1558), Кергедана (1564), Чусовских Городков (1568-1570), Строгановы занимались одновременно строительством в них церквей. Первым был построен Строгановыми Пыскорский Спасо-Преображенский, 2-го класса, мужской монастырь. Основание монастыря относится к 1558-1560 годам и непосредственно связано с Иоанникием Строгановым и его сыновьями. «Он получил от государя царя Иоанна Васильевича вотчины около сего места грамотою 1558 года ему утвержденной; в знак благодарности своей к богу за полученные от государя милости соорудил монастырь сей». Сохранилось предание, «что Аникий Федорович Строганов, обозревая пожалованные ему необитаемые места по реке Каме, увидел людей, облаченных в монашеские одежды... Узнав, что люди сии отшельники, жившие в глубине леса в маленьких шалашах, он захотел бедные шалаши... обратить в удобные кельи и из ничтожного скита создать монастырь». В 15б0 году Аникий Строганов сделал первые щедрые пожертвования монастырю. Возможно, что и строительство самой обители не обошлось без его прямого участия.

 

Столь быстрое возведение «святой обители» диктовалось, надо полагать, жизненной необходимостью. Прежде всего, к этому подвигали языческие нравы местного населения. Кроме того, со Строгановыми на новые земли, помимо их людей, шло вольное население. «Взяв же с собою для дома своего, и из людей своих для нового поселения часть из своих же крестьян, к тому же довольно пошло и вольных людей из родных тамошних мест... которые на тех новых местах первые и посельщики были».

Монастырь был построен под горой на речке Пыскорке Нижней, вблизи «от старинного чудского или пермяцкого поселения Камгорта...» В 1570 году Яковом, Григорием и Семеном Строгановыми монастырь был перенесен внутрь укрепленной крепости, в городок Канкор чтобы защититься от жестоких татарских набегов, совершавшихся на протяжении всего XVI века. В это время монастырь представлял собой хорошо укрепленную крепость, обнесенную с четырех сторон деревянной стеной. «А в городке боевого снаряду 12 рушниц, да 3 затинных, да пуд зелья, да пуд свинцу..». Пыскорский монастырь превращался в богатую обитель с вотчинами, с угодьями и крестьянами, соляными промыслами в Дедюхине, мельницами «лучшего немецкого устройства...».

Как выглядел монастырский комплекс 1570-х годов — сказать трудно. Можно лишь попытаться представить его по сохранившимся архивным источникам и историко-литературным материалам XVIII-XIX века. В. В. Шишонко, ссылаясь на записи древних актов, пишет, что первой постройкой в монастыре был храм во имя Преображения Господня, второй — Рождественская церковь

К 1579 году «...в монастыре игуменских и братских келий десять... а в обеих церквях... образа, и свечи, и ризы, и церковные книги, и колокола, и все церковное строение Якова, да Григория, да Семена Строгановых»

Исследователь края А. Дмитриев, ссылаясь на древние описи монастыря, отмечает: «Храм Преображения Господня Бога и Спаса нашего Иисуса Христа древян клецки, а в нем образ Преображения Господня обложен серебром, венец и гривна сканные, а в них четыре камешка да две раковины, да два венца басменные позолоченые... Образ местной живононачальной Троицы на золоте, а у него пять венцов, да пять гривен басменных золочены, а в них двадцать пять камешков, да пять раковин, пелена кумачная полосата опушена гарусом желтым... да в монастыре же другой храм теплый с трапезою, Благовещения Пречистыя Богородицы, древян клецки вверх шатром, а в ней Деисус стоящий с праздники на золоте на одиннадцати клецках... Образ Николы Чудотворца на золоте... Да под колоколами храм Иоанна Богослова... Да на посаде ж под горою в девичьем монастыре церковь Изосима и Саватеи Соловетских чудотворцев, древяна клецки »

Описание дает возможность представить как интерьеры храмов, так и типы архитектурных построек. Здесь упоминается два типа: «клецкие» и «шатровые».

 И. Грабарь относит эту группу церквей — «клецких» — к самой многочисленной, восходящей к первичной храмовой форме. Он предполагает, что данная форма, заимствованная у обычного жилища, была характерна для первых деревянных храмов на Руси. Анализируя форму «клецких» храмов, Грабарь упоминает церковь в селе Монастырском Чердынского уезда Пермской губернии, постройка которой относится к 1б14 году. Церкви Пыскорского монастыря близки по типу церквям, описанным И. Грабарем.

 Строительство шатровых храмов — более значительных по объему и высоте — началось после 1570-х годов. М. Кайсаров, описывая вотчины Строгановых в 1б23 году, упоминает о шатровых церквях, находящихся в острожках и укрепленных городках.

Интересно отметить, что описания интерьеров церквей монастыря и церквей вотчин Строгановых, как правило, схожи.


Часто при описании икон упоминаются басменные оклады с драгоценными камнями, в описании интерьеров церквей отмечается обилие резьбы по дереву. Известно, что в XVI веке сольвычегодские серебряники славились своим мастерством. В сольвычегодских мастерских работали первоклассные зодчие, резчики, иконописцы, вышивальщицы. Придя на новые земли, основав здесь свои поселения, мастера могли положить и начало развитию художественных ремесел. Наиболее подходящим для этого, нам кажется, был Пыскорский монастырь и подведомственный ему женский Введенский. Кайсаров описывает один из пыскорских храмов: «...В ...Храме Николы Чудотворца... образ Рождество Христово на золоте в киоте, киот резной же... Двери царские и сень и столбцы по рези золочены... Образ пречистые Богородицы Одигитрии на золоте, по полям резь...»

Вполне допустимо, что Пыскорский монастырь уже к началу XVII века мог иметь своих мастеров, плотников, резчиков по дереву, иконописцев.

По переписи Кайсарова, в 1б23 году в монастыре «было две церкви, колокольня, восемнадцать братских келий... кроме прочих строений, каковы дворы конюшенные, скотные, хлебные амбары, коих было шесть, кроме одного каменного, имел гостиный двор, несколько мельниц под горою за монастырским строением»

В 1б27 году Пыскорский монастырь получил от царя Тарханную грамоту'', которая давала монастырю независимость от местных властей. Такими исключительными правами обладали лишь Строгановы.

Покровительство Двора, попечительство Строгановых, большие богатства монастыря позволили ему быстро расширить свои владения и умножить средства, и к середине XVII века он стал одним из самых богатых монастырей России. Ему принадлежали «вотчиные земли на пятьдесят верст по берегам и окрестностям рек: Камы, Кондаса, Сылвы, Сырьи и Лысьвы, до пятидесяти деревень и сёл, в которых считалось 3528 ревизских душ».

Кто осуществлял строительство монастырских зданий — сказать трудно. Среди монахов часто встречались представители разных профессий, включая и строителей. В ряде случаев квалифицированными строителями были настоятели. Поэтому нередко монастыри возводились силами монахов. Амвросий пишет: «И были в нем (монастыре Пыскорском) настоятели сперва строители, потом игумены...» Из документов явствует, что в начальный период монастырем управлял старец Селуан. В переписных книгах Кайсарова есть запись: "...а продал те чертежи в монастырь на Пыскор старцу Селуану с братиею Гриша Михайлов сын Подоболышков в 7076 (1568) году"

Историк В. В. Шишонко упоминает архимандрита-строителя Арсения, который управлял монастырем в начале XVII века.


В жизни монастыря, несомненно, большую роль сыграли настоятели (строители, игумены, архимандриты), направляемые сюда с Северной Двины, из Украины, Москвы, Вологды...

Имея влиятельных настоятелей, постоянных опекунов Строгановых и покровительство патриарха, монастырь уже в первой половине XVII века имел широкие связи с Москвой, Нижним Новгородом.

Монастырь на Пыскоре занимал исключительное положение относительно других монастырей Прикамья. Он имел свои «вотчины» (земли), соляные варницы, мельницы «немецкого» образца, подворья в Москве, Нижнем Новгороде, Соликамске, собственных крестьян. Все эти богатства были закреплены за монастырем многочисленными грамотами, пожалованными самим государем.

Пыскорский монастырь в середине и второй половине XVII века приступает к строительству каменных храмов. С этого времени начинается новый этап в его истории. «В 1б48 году вотчины Строгановых со всеми церквями, а также вотчины Пыскорского монастыря, всего 17 церквей... поступили в патриаршую область».

 Данный период в жизни Российского государства связан с именем патриарха Никона. Имея в руках большую власть и материальные средства, он развернул кипучую строительную деятельность. Любопытен факт использования Никоном «иноземных» образцов и чертежей, по которым возводились монастырские ансамбли. Он стремился поднять и строительство в зависимых от него, патриарха, монастырях.

 В 1б5б году в архимандриты Пыскорского монастыря Никон назначил энергичного и деятельного Пафнутия, с именем которого связан дальнейший рост благосостояния и процветание монастыря. Новый настоятель начинает с того, что закрепляет за монастырем обширные монастырские владения, «исходатайствовав» в Москве новую грамоту так называемую правую Ободную «за царской подписью и вислою печатью». Она заменяла все прежде дарованные монастырю грамоты. 

На время правления монастырем архимандрита Пафнутия приходится возведение главного Спасо-Преображенского храма и ряд построек в монастырских вотчинах. Так, в 1б87 году, на «иждивение» Анны Никитичны Строгановой, по завещанию ее мужа Федора Петровича, он выстроил деревянную церковь во имя Пресвятой Богородицы во Введенском девичьем подгорном монастыре, а также ограду и кельи для монахинь. Монастырь на протяжении всей своей истории, до середины XVIII века, был опекаем Строгановыми и находился в прямой зависимости от мужского. 

Им же, Пафнутием, была заведена богатая утварь в церквях Пыскорского монастыря и подведомственного женского, а также в других церквях, на которые распространялось влияние монастыря «Так его попечением в Рождественском Усолье, что ныне Дедюхино, устроен молитвенный храм, в который его же старанием написана была икона Рождества Христова, украшенная в 7192 (1б84) серебряною чеканной работы ризою, с короною на Владычице небесной, украшенною драгоценными камнями).

Монастырский комплекс середины — второй половины XVII века можно охарактеризовать лишь в общих чертах. Место, которое занимал Пыскорский монастырь, было живописным и далеко просматривалось с плесов реки Камы. Монастырь стоял на горе, а внизу находился женский Введенский подгорный монастырь. Неподалеку от них находилось селение, погост. На берегах р. Пыскорки, а позднее р. Камы и в Дедюхине находились монастырские солеваренные заводы.

Архитектурный ансамбль монастыря был завершен, вероятно, с постройкой главного соборного Преображенского храма, строительство которого затянулось до 1б88 года. Это второй каменный храм монастыря, первым был Никольский, отстроенный в 1б55 году.

Следует заметить, что раскопки, предпринятые в начале XX века на месте бывшего монастыря, позволили обнаружить обломки изразцов. Возможно, цветные изразцы использовались для украшения интерьеров храма и декорировали экстерьер. Изразцовые пояса, с причудливыми цветами и птицами, часто применялись в Соликамских храмах.

Подобный декоративный элемент не удивил бы, если бы не временная разница в постройке Соликамских храмов и церкви на Пыскоре. Спасо-Преображенская церковь уже была отстроена (1б88), тогда как Соликамские храмы еще строились

Кто же возводил Никольский и Преображенский храмы: строгановские мастера, зодчие Соликамска, а может быть, монастырские умельцы, обученные в столице?

Возможно, Пафнутий приглашал мастеров из Москвы, что было характерно для провинции второй половины XVII века.

К началу XVIII века "строений в том монастыре четыре церкви, колокольня, да две кельи каменные, да около оного монастыря взачатки каменной ограды имеется... на одной стороне с треть, а протчие стороны... деревянные".

В материалах XIX века есть упоминание о строительстве в 1705-1706 годах настояте¬лем Евфимием большой часовни около монастыря. Каменных дел мастер подчинился запрету строить шатровый верх. Церковь усмотрела в шатрах «готическую ересь», и они были запрещены. На часовне верх «крестной», т. е. куб крыт на четыре ската. Данный тип постройки, с характерным декоративным оформлением, близок Соликамским церквям начала XVIII века.

В этот период монастырь имел большой штат служителей. "Прочих трудников при том монастыре и в деревнях, которые работают всякие... монастырские работы и в разные посылки отправляются восемьдесят восемь человек. Да в Нижнем Нове городе обретающихся от оного монастыря служителей и в других городах... тридцать человек итого светских служителей двести тридцать два... Всего духовных церковнослужителей и светских двести тридцать пять человек"

Пыскорский монастырь был ставропигиальным, т е непосредственно зависимым от московских (всероссийских) митрополитов, а с 1589 года — патриархов. Это давало ему большие права С 1б58 года монастырь был временно лишен ставропигии и подчинен Вятской епархии. Однако и после этого архимандрит Пыскорского монастыря значился викарием епископа Вятского ему поручался надзор за церквями Соликамска, его уезда и всех вотчин Строгановых.

Московская патриархия придавала огромное значение Пыскорскому монастырю как религиозно-нравственному оплоту христианства в Прикамье, крупнейшему центру миссионерства на Урале. Спасо-Преображенский монастырь являлся также оплотом технико-хозяйственных преобразований, и в определенные периоды времени — центром культуры и развития ремесел. Монастырь был средоточием огромных художественных ценностей, созданных, в большинстве своем, местными мастерами.

Ризницу монастыря, как и соименное название, унаследовал позднее Пермский Спасо-Преображенский кафедральный собор, отстроенный в 1819-1820-1832 годах. В 1920-х годах национализированное церковное имущество собора было передано (частично) в коллекции художественной галереи и краеведческого музея.

Отдельные произведения из собрания культового искусства Пермской галереи — икона, деревянная скульптура, церковные облачения, литургические ткани и сосуды из серебра, меди, олова и, наконец, барочный иконостас, — связаны своим происхождением с древним Пыскорским монастырем.

В свою очередь Пыскорский монастырь развивался во многом благодаря Строгановым, его устроителям и богатым вкладчикам.

Сольвычегодск, откуда пришли на пермскую землю Строгановы, был крупнейшим экономическим и культурным центром северо-восточной части русского государства. Город уже с начала XVI века вступил в период
расцвета, благодаря богатству соляных месторождений и выгодному расположению на торговом пути в Сибирь. Сольвычегодск славился зодчими, иконописцами, золотошвейками. Придя на новые, необжитые земли Прикамья, Строгановы не могли не привнести свои обычаи и тот уровень художественного мастерства, которым владели строгановские крепостные умельцы.

Значительные страницы в истории Пыскорского монастыря связаны с именем архимандрита Иуста Колотского (1754-1762) Прибыв в монастырь. Иуст немедленно при ступил к переносу его на новое место "Монастырь Пыскорский, простояв на месте Строгановыми указанном 185 лет (1570-1755), перенесен был на 3е место, выше по течению Камы верст на десять, на реку Лысьву".  "Сотни рабочих созваны были для сего дела и от их усилий вековые монастырские здания, церкви, кельи и другие корпуса пали, разрушились..."

Чем было вызвано перенесение монастыря на другое, довольно отдаленное место? Несмотря на различные предположения перм ских краеведов и историков XIX века, убеди тельного ответа не найдено.

В Соликамской летописи сказано "Оной Пыскорский монастырь застроен вновь по переносе с прежнего места квадратно четырьмя каменными стенами в замок"


План Пыскорского ставропигиального Спасо-Преображенского монастыря на р. Лысьве. Вторая половина XVIII  в.

Поражает план всего архитектурного комплекса "План монастыря сего, снятый с натуры, ясно свидетельствует, что здания монастырские имели на себе отпечаток какого-то дикого величия, смешанного с простодушным безвкусием, громадности с непрочностью В числе сих зданий некоторые были столь вел ки, что имели окна в пять ярусов, исключая нижний этаж, как, например, церковь Живо начальная Троица, некоторые, как церковь Преображения, окна в пять же ярусов, но толь¬ко со включением нижнего этажа"  Действительно, главная Спасо-Преображенская церковь, как и другие постройки, похожи на обыкновенные громадные жилые дома с кровлями на два ската, без куполов, только алтари отмечены тем, что на восточной стороне их поставлены небольшие главки с крестами. «При взгляде на план и фасад Лысьвенского монастыря представляется, что оный, как будто перестроен был из острога или какой-то громадной фабрики», — находим в одной из заметок XIX века.

Судя по имеющемуся плану, изображенные строения действительно не вписываются в церковную архитектуру России середины XVIII века.

Удивляет необычность архитектурной конструкции монастырских церквей и комплекса в целом. К тому же при разборке каменных стен обнаружилось, что внутри они были полыми. "Внутри стен кирпича вовсе не было, а был один щебень... и вообще в строении во всем было великое плутовство смотрителей и обман старика Иуста...».

В 1755 году именным высочайшим указом монастырь был исключен из ведомства вятских преосвященных и по-прежнему «учинен» ставропигиальным. С возвращением ставропигии Пыскорскому монастырю были даны права и привилегии, которых он прежде не имел. В 1757 году архимандриту было присвоено право «сверх прежнего ношение властелинской шапки и служение с набедренником, палицею и ручным сулком; носить мантию со скрижальми и панагию, а служение отправлять против архимандритов Донского 1-го класса ставропигиального монастыря».

По указу «святейшего» Синода от 29 октября 17б1 года настоятели Пыскорского монастыря вызывались на «чреду» служения в Санкт-Петербург. Архимандрит должен был ехать сам, без архиерейского повеления, и иметь при себе «знатную ризницу».

За короткую деятельность в монастыре Иуст успел переплавить церковное серебро и создать из него новую утварь. Он «завел для монастыря драгоценную митру, панагию и экипаж (карету в 300 рублей)...».

Кто же осуществлял замысел Иуста, кто возводил эти здания? И не сам ли Иуст руководил возведением столь громадной обители? В материалах, связанных с переводом Пыскорского монастыря в Пермь, есть сведения из быта крестьян "подмонастырских". После упразднения монастыря многие состоящие при его штате строители стремятся получить вольщто. Обращаясь к пермскому генерал-губернатору Кашкину, они жалуются на трудность и бедность их положения. На что архимандрит Иакинф отвечает: «Служки монастырские, принятые в силу штатов и указов ее величества, способные и здоровые и должность свою нести весьма могущие, к разным мастерствам монастырским коштом обученые, хотят с тем сокровищем ту не полученным, иметь свободу?... Могут ли новые вскоре, — да и через кого — разным мастерствам обучены быть... Другие гораздо моложе... кроме Смирнова, который хотя при монастыре и прежде прочих находился и числился в ряду со служителями, при строении архимандритом Иустом монастыря, был каменного дела подрядчиком, брал не по одному сту рублев денег, как по делом значится...».

Пыскорский монастырь имел своих людей, обученных разным художественным ремеслам, в том числе и строительному мастерству. При возведении Иустом монастырского комплекса в строительстве принимали участие свои «каменных дел» мастера. Среди них — некий подрядчик Смирнов.

В середине XVIII века в Пыскорском монастыре имелись портные, кузнецы, ремеслен¬ники столярной мастерской, мастера — резчики, плотники, иконописцы. Об этом свидетельствуют архивные документы. Так, в списке, характеризовавгаем монастырских слуг за 17бЗ год, значились два художника-иконописца. Один из них за работу получил «30 рублей денег, 6 четвертей овса и 6 четвертей ржи в год, другой — 20 рублей денег, 4 четверти ржи и овса». За 17б4 год указывалось: «Служитель Пелынцев, 42 лет, грамотен и для покупок пригоден, служитель Шеин, б1 года, кузнец, Сириков, 53 лет, столяр... и штукатурному делу обучен, ...Хребтов, 53 лет, столяр и плотник, Матушкин, 50 лет, плотник"

Монастырь обучал ремеслу крестьянских детей, преимущественно сирот, с 10-12 лет. В 17б1 году дети приказчика при Новгородской соляной конторе Пыскорского монастыря обучались «письменному произвождению», а сын приказчика Едина был отправлен в Москву «для обучения иконописному художеству». В отделке внутренних интерьеров вновь отстроенных храмов не обошлось без резчиков по дереву, иконописцев, ювелиров... Убедительным тому подтверждением является великолепный храмовый пятиставный иконостас из Спасо-Преображенского собора Пыскорского монастыря.

В Пыскорском монастыре имелись мастера-ювелиры, в этом убеждает и факт приобретения монастырем драгоценных камней, «финифтяных образов»... на изготовление литургических предметов и облачений. Так, в 17бЗ году были куплены "от иноземца Якова Шумана восемь образов новых финифтяных... В том числе Спасителев один, Богоматери один, Иоанна Предтечи один, Распятия Господня один... Да евангелистов четыре... Да камней у него же иноземца Шумана на здела-ние архимандричей шапки... А именно... лазоревых 726, в том числе оправленных сребром 23; восточных мелких белых камней 1000.. красных 350 в том числе, 14 камней в серебре . зеленые... 592, в том числе в серебре 58 камней. Серебряных зделанных гнезд счетом 155..."

Пыскорский монастырь явился тем центром, вокруг которого, и в нем самом, развивались ремесла. Там сосредотачивались мастера, создавались произведения, по которым мы сегодня во многом можем судить о художественной культуре Прикамья XVI-XVIII веков.

Колонизаторская деятельность Строгановых, неограниченные денежные средства, широкие торговые связи с центральными районами России и иностранными государ¬ствами давали возможность получать для своих бытовых нужд и для художественных мастерских лучшие образцы изделий при¬кладного искусства С их именами историки искусства и культуры связывают "Строгановские письма", Строгановскую архитектуру. Строгановское золотое шитье конца XVII — начала XVIII века... Детищем Строгановых был и Пыскорский монастырь, который являлся не только оплотом православия, но и стал средоточием художественной культуры.

В 1775 году Пыскорский Спасо-Преображенский монастырь был упразднен, а после открытия в 1781 году Пермского наместничества, по ходатайству генерал-губернатора Пермского и Тобольского Е. П Кашкина, "высочайше повелено монастырь сей перевесть... во вновь устроенный город Пермь с наименованием вместо Пыскорского Пермским Преображенским же".

Для строительства монастыря было выбрано место на Егошихинской горе (д. Горки) Однако, в 1789 году, генерал-поручик А А. Волков, занявший место Кашкина, решил строить монастырь на высокой горе Слудке "Здесь за исключением небольшого пространства, слывшего "Сенькиным полем", находился густой еловый лес. Его вырубили, оставив для будущего сада немного дерев..."

Со дня "высочайшего соизволения" императрицы Екатерины II на перевод Пыскорского монастыря в Пермь, до первоначального устройства в 1793 году прошло двенадцать лет. Вначале были построены архиерейские покои "в два апартамента", при них домовая крестовая церковь во имя Святого Стефана Пермского (в 1836 году переименованная в честь новоявленного Сятого Чудотворца Митрофана Воронежского), а также покои для «монастырской братии». Средства на их возведение были получены от продажи имущества Пыскорского монастыря: колоколов, иконостасов, церковной утвари. На кладку стен шел кирпич от разобранных церквей Пыскорского монастыря, который сплавляли на барках по реке Каме''.

 «Сколько было вырученных за колоколенную медь денег не только все оные, но и еще задолжавшись в партикулярных местах около трех тысяч рублей, употреблены все без остатку так что внутренняя... двух корпусов отстройка и ограда монастырская совсем теперь остановилась, то при таковых обстоятельствах не оказалось других средств как пересмотреть церковную бывшего ставропигиального Пыскорского монастыря утварь... из пяти митр — две митры и панагия, украшенные бриллиантами и другими ценными камнями, почитались весьма ценными, но и они заложены были в Вятский собор, дябы иметь возможность устроить Пермский кафедральный собор и архиерейский дом».

Таким образом, крупные вклады, сделанные Строгановыми и другими именитыми людьми в Пыскорский монастырь, позволили осуществить начальный этап в строительстве кафедрального собора. Кроме того. Собор унаследовал не только большую часть ризни¬цы монастыря, но и покровительство Строгановых.


Проект на расширение Пермского кафедрального собора. 1892 г. Фотография 1970х гг. Из личного архива А.И. Пестовой

В 1799 году, в связи с открытием Пермской Епархии, монастырь был обращен в Пермский архиерейский дом. Так закончил свое существование знаменитый Пыскорский Спасо-Преображенский ставропигиальный, 2-го класса, мужской монастырь.

У города возникла необходимость в сооружении кафедрального, то есть главного православного собора. Городская казна испытывала большие затруднения в материальных средствах. Не случайно в «ведомости о церкви и причте Пермского кафедрального Спасо-Преображенского собора» отмечалось, что он был построен «тщанием прихожан города Перми», а также благодаря материальной поддержке и вниманию Строгановых.

При строительстве соборнык храмов (освящены в 1819 и 1820) и кафедральной колокольни (1818-1832), на протяжении всего времени, от жителей губернии поступали не только деньги, но и кирпич, лес и прочие материалы. В приходо-расходной книге Спасо-Преображенского собора находим запись: «...за перевозку с р. Камы 24 000 кирпича, пожертвованного от госпожи графини Строгановой». Далее но списку находим княгиню Варвару Александровну Шаховскую (двоюродную сестру графа А. С. Строганова), у которой предполагалось «вырубить из дач ее сиятельства сосновой и еловой кондовой породы лесу...».

Известно, что в зимнем Стефаниевском храме был установлен резной иконостас «из разноцветного, преимущественно из черного с крапинами, шлифованного мрамора», изготовленного на Горнощитском заводе близ Екатеринбурга. Иконостас был выполнен в 1780-х — начале 1790-х годов по заказу вице-губернатора И. М. Борноволокова для своей загородной церкви. Позднее, вследствие возбужденного против него «обвинения... иконостас в числе прочего имущества... был засекверстован и в 1808 году государем Александром Павловичем, по ходатайству графа Александра Сергеевича Строганова, пожалован Пермскому кафедральному собору». Иконы для иконостаса были также «пожертвованы президентом Академии художеств графом Строгановым... писаны Угрюмовым, Егоровым, Шебуевым, Витбергом, Боровиковским и Безсоновым». При установке иконостаса в Пермском соборе, в связи с относительно невысокими потолками зимнего придела храма, верхний, четвертый ярус был убран. В плане это был традиционный, поярусный иконостас, выполненный в стиле классицизма. Он повторял тябловую схему с обязательным набором рядов и строгой их последовательностью (этот иконостас был утрачен). Так, исторически сложилось, что интерьерное убранство Пермского Спасо-Преображенского кафедрального собора было нарушено сразу после его официального закрытия в 1931 году и передачи здания художественной галерее. Тогда архитектором И. А. Шваревым был выполнен проект реконструкции культового интерьера. Базиликаль-ный план собора позволил перейти к анфиладному решению пространства, удобного для экспонирования произведений искусства художественной галереи. В 1954-1958 годах произвели капитальный ремонт здания и реконструкцию летней части, в результате она получила трехэтажное деление (автор — архитектор Д. Я. Рудник).

На основе изучения архивных источников, соборных описей, сохранившихся произведений искусства, настенных росписей, скрытых слоями масляной краски, и конечно, главной доминанты храмового архитектурного интерьера — великолепного иконостаса, можно сделать вывод, что кафедральный собор — не только памятник архитектуры, но и интерьерного искусства XVIII — начала XX века. Благодаря многим и многим благотворителям и, конечно, Строгановым пермяки получили в наследство замечательный архитектурный комплекс, ставший в XX веке символом Перми.

Александра Пестова,  искусствовед

Tags: Пыскорский монастырь, Спасо-Преображенский Кафедральный Собор, здание Пермской Галереи, статья
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments